...

Ой, у меня ж есть ЖЖ. Я надолго сбежала отсюда в Твиттер, который учит лаконичности.
За это время у меня изменился состав семьи, хотя нас по-прежнему шестеро.
Я ни разу не бросала курить.
Я откатывала шенген всем своим бюджетом.
Людей, которые хотят мне впарить что-то материальное или нематериальное, но мне ненужное, я стала посылать прямым текстом на х..й. И вообще материться стала как гильдия сапожников.
Бросила свое прежнее убеждение, что не бывает среди студентов хороших и плохих, что ко всем надо стараться относиться ровно и учить, кого бог послал.
Взрослая я мадам теперь, а не коза с капустой.

Постскриптум, стало быть

Так увлеклась 30-31 декабря предновогодним заполнением отчета по НИРС, так увлеклась выведением себя из блаженного похмелья 1 января, что совсем забыла о классическом отчете о своих достижениях в ушедшем году.
Вот он, этот отчет. В 2013 году я:
1) впервые пересекла границу шенгенской зоны, побывала в Испании, Италии и немного в Австрии;
2) видала Боттичелли, собор святого Штефана, музеи Ватикана, Венецию и много-много всякой другой рукотворной красоты;
3) вела лекции по первой трети 19 века;
4) нашла себе новую научную тему;
5) начала играть в ЧГК. Кажется, удачно;
6) получила по рогам на работе и поняла, насколько зыбко все, к чему я шла половину своей сознательной жизни;
7) впервые объяснилась в любви первая (и единственная);
8) поняла, насколько мы не знаем способностей своего сердца.

То был очень сложный год: с вдохновенным полетом надо всем с января по июнь и залечиванием ушибов с июля по декабрь.
Но дальше будет лучше. Это точно. 

...

В школе много задавать стали. Недавно задали организовать театральный фестиваль. Тему дали: по Островскому будут спектакли. Критерии качества определили: чтоб все в рюшечках и с самоварами.  Я так поняла, что, если рюшечки будут некрахмаленые, а самовары несияющие, влетит мне.
А может, и не влетит. Может, это паранойя. Может, я зря гноблю тех, кто перед начальством благоговеет и готов всю ночь рюшечки отглаживать?
Нет, не зря. Все не зря. А стишочки летние и честь моя девичья пусть горят синим пламенем.

Когда я пришла преподавать, филфак был веселым, злобным и аутическим. Мы ставили спектакли по большущим текстам. Мы шили по ночам костюмы и рядились на Хэллуин и Новый Год. Мы куролесили в елках за корпусом и на Бабьем мосту. Мы курили на четвертом этаже, летели крупные хлопья сиреневого снега, сияли Золотые ворота. Я ни фига не умела вести пары, читала лекцию со шпаргалки, превращала семинары в болтовню о книжках. Но я обожала филфак.
Все это кончилось полгода назад.
Зато теперь я умею вести пары.
  • Current Music
    Jamhuri Jazz Band
  • Tags

...

Наконец-то я обзавелась электронной книгой. Многие блага цивилизации мимо меня проходят: планшеты, смартфоны, айфоны и еще какие-то штуки, о которых у меня совсем смутное представление. Но электронная книга оказалась необходимостью, потому что глаза от чтения с компьютера уже лопаются.
Теперь езжу в автобусе с книжкой))) Как в детстве.

...

Что бы сделать мне такого накануне 29-летия?
Может быть, убраться в квартире?
НЕТ!
Может быть, привести в порядок лекцию по новеллистической сказке? Ведь завтра на это, надеюсь, времени не будет.
НЕТ!
Может быть, по принципу "кто празднику рад, тот накануне пьян" взять в охапку ближнего и пойти в "Сохо"?
НЕТ!
Может быть, впасть в детство: купить пироженок и объесться ими под книжку?
ДА!

Но сначала я напишу про дни рождения.

Первые дни рождения, которые я помню, это 5-6 лет. Праздновали в квартире на Лакина. Среди гостей были родственники и соседи. Помню только две вещи: недоумение по поводу того, что взрослые едят салаты вместо сладкого, и негодование, что Игорь Юрьевич в слезах требует, чтобы свечки задувал он. Свечки хранились в пластмассовой коробке, белые, желтые и розовые. Пахли они очень вкусно: кажется, были из воска. Погоревшие минуту свечки вынимались из торта и складывались обратно в коробку. Использовали мы их на двоих с Игорем Юрьевичем лет 16.

Больше всего гостей у меня было на пятнадцатилетие. Отмечали мы в лицее. Я позвала весь свой класс и нескольких физматов. Бабуся напекла пирожков на всех, я принесла их в большой дорожной сумке.

Самый необычный день рождения был 10 лет назад - на операционном столе.

А потом как-то все одинаково было. Когда начала работать, появилась традиция ходить с Максом в ресторан день в день. Ни одного необычного дня рождения после двадцати не помню.

...

До меня многое медленно доходит: вопросы ЧГК, вопросы от начальства, половой вопрос и вопросы поэтики. Недавно ИЛ объяснила то, что и так должно быть очевидно: Анна Каренина склоняется со свечой над спящим Вронским и вглядывается в его лицо.
В тексте Толстого можно и не понять, кто это над кем склоняется. А вот в другом тексте, который я с 15 лет знаю чуть не наизусть, это должно было стать понятным давно.

(Наклоняет светильник самому лицу спящего.)
Души и ветрености смесь!


Чего еще может требовать Генриетта от Казановы, как не "душу сию на все века", если она сама - Психея?
Чего еще может хотеть женщина от мужчины? Только чтобы он уснул, а она рассмотрела его лицо.

...

По-моему, в наше жизни появилось слишком много наблюдателей. В самых разных сферах. В некоторых они, безусловно, нужны. Например, на выборах. Хотя, увы, в итоге, бесполезны.
Люди, которые пришпандоривают на лобовое стекло автомобилей большие  наклейки "Я паркуюсь как непорядочный человек" тоже, кажется, заняты делом благородным.
Коварные граммар-наци дежурят с училкинской красной ручкой у каждого объявления и каждой вывески.
Дружинники в нашем универе  ловят пьющих и курящих в общаге и волокут к проректору на ковер.
Казаки следят за порядком.
Православные активисты следят за всем.
Где грань, отделяющая разумный контроль от маразма, мне сказать сложно. Сначала я подумала, что лишь контроль действий властей со стороны граждан - это правильно, а вот контролировать соблюдение законов - это обязанность полиции и нечего мешать сюда добровольцев (слишком искусительно для простого смертного получить чуть больше власти, чем у ближнего).
Но ситуация, кажется, сложнее. Кто бы кого ни контролировал, все остается по-прежнему.
Бессовестные содомиты остаются бессовестными содомитами, отъявленные хулиганы - отъявленными хулиганами, неграмотные люди продолжают быть неграмотными, студенты перманентно пьяными, власть - легитимной, а тротуары заставленными машинами.
Единственное, что вызывает повсеместный контроль, так это паранойю. И раздражение по отношению к добровольным наблюдателям.

...

Упоительно было посвящение, как никогда упоительно. Студенты наговорили мне много приятнейших вещей, в том числе сказали, что есть в наших посиделках дух пушкинского лицея, что Пушкин прекрасен, что они очень хотят вернуть мои пары и учить огромные поэтические тексты наизусть.


 

...

Удачная конференция та, на которой люди друг друга слушают не задницей. А возможно это в том случае, когда подбор докладов в секции нормальный - такой, чтобы все участники были более-менее в темах друг друга. Такое же возможно только на достаточно узкоспециальных конференциях. Вот туды мне и надо с Батюшковым соваться.
Таких кошмаров, как после этой конференции, не помню в своей жизни. Даже когда Половинкина во сне ко мне приходила и спрашивала про терцины Поля Брюллюэля (что-то давно она мне не снилась). Впрочем, может, оно и лучше, когда тебя слушают задницей, а не членом (бедный, бедный мой доклад по Вяземскому!)
Надо найти свою научную тусовку. И надо еще много-много читать, чтобы не делать методологических косяков или уметь объяснять правомерность своего подхода.
Так получилось, что моя ИЛ плевать хотела на теорию. Она и без научной методологии может говорить о литературе так, что волосы у всех дыбом от восторга. Это слух, это интуиция - самое главное для хорошего исследователя. Потому что хоть всю теорию музыки изучи, без слуха не запоешь. Но я не обладаю ТАКИМ слухом. Равно как и правильно поставленным голосом. Другого человека, кому есть дело до моих научных дел, в близком окружении нет. А помощь в постановке методологии мне очень нужна. Да, это надо было сделать лет 5-6 еще назад. Но не оставаться же теперь всю жизнь полуграмотной. Половинкинская тусовка считает нас, нынешних учеников ИЛ, вообще каким-то досадным недоразумением, и возиться с нами им недосуг. Мне очень одиноко сейчас стало: писать для ВАКовского послужного списка, для рейтинга совсем уж тупо. А больше не для кого.

Также по итогам конференции я сочинила одностишие:

Убить любовь - фигня. Вот уничтожить труп!..